Официальные документы, письма и воспоминания родителей и бывших учеников пианиста, педагога Виктора Макарова, отбывающего тюремный срок в Австралии, по статьям о педофилии
  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Письмо №1

Виктор Макаров. Хамелеон. Игра с призами. Педофил по учебнику.

Все, кто помнят Макарова, могут подтвердить, что это, так сказать, эмоциональный человек, энергичный, нередко вспыльчивый, работящий и требовательный. Благодаря этим качествам, он шел к успехам в своей профессии - педагогике. Он слыл выдающимся учителем игры на фертепиано.

Таким он казался всем, потому что умел себя таковым показать.

Но, к сожалению, не всем известно еще одно его "качество". Макаров тяжко болен: он педофил. Ему всегда нравились лица мужского пола, начиная от раннего подросткового возраста.

Кстати, многие сталкивались с его болезнью. Вот вспомните такую повседневную ситуацию:
Вы идете к классу номер 34,(Харьковская муз. десятилетка, где Макаров работал), уверенные что он там. Уверенные потому, что либо видели как он вошел в класс, либо вам сказали, что он там был минуту назад.
Так или иначе вы идете к классу. Но подойдя к классу, вы видите, что дверь в класс закрыта на замок.
Как же так?
Он же там был ровно 30 секунд назад!
Да и преподает он обычно в это время...
А в классе царит гробовая тишина, даже если вы приставляете свое ухо к запертой двери. Гробовая тишина. Или не гробовая?.. Что? Шорох? Что это было? Да нет, показалось. Нет его там. Да и зачем ему дверь закрывать на замок? И вы, прождав еще минуту-две, уходите по коридору ждать у бюста Чайковского (не далеко от класса),или спускаетесь вниз по лестнице в надежде встретить его, идущего в свой класс.
Но не найдя его нигде, возвращаетесь обратно к классу и, снова оказавшись у двери, с удивлением находите дверь... приоткрытой - "продолжается урок". И вы ловите себя на мысли: "Странно...
Когда же это он успел вернуться в класс? А ученик откуда взялся?.. Должно быть оба спустились с третьего этажа в другом конце школы..."
А все гораздо проще: Макаров со своим учеником из класса и не выходил.
Он был в классе когда вы стучались. Он просто закрыл класс изнутри, приказал ученику заткнуться и замер сам.
Он просто-напросто переждал вас. А услышав ваши удаляющиеся шаги (его ухо тоже было представлено к двери), просто приоткрыл тихонько дверь.
После короткой паузы ученик продолжал играть. И так продолжался урок.
А за закрытой дверью творились ужасные акты педофилии.
И уровень ужаса напрямую зависел от того сколько у Макарова было времени, чтобы воплотить свою очередную больную фантазию в реальность.

Естественно, для Макарова это была игра. Игра с призами, которые он часто выигрывал. А призами были несовершеннолетние мальчики. Призов было много, и игра одаривала ими Макарова часто.
Казалось бы: такой именитый педагог, достигший таких вершин в творчестве, воспитавший столько лауреатов... - и педофил!
Когда же он находил время? Когда же он успевал? Ведь получается, что весь этот ужас происходил у всех под носом, и никто ничего не замечал!
Или... не хотели замечать.

Но сколько нужно времени, чтобы закрыть дверь или уединиться с подростком где-нибудь, прижав его за спину к себе одной рукой, а другой пощупать его гениталии? Достаточно 20-30 секунд.
И что бы не говорили, а 30 секунд свободного времени есть у всех без исключений!
Чтобы описать полную картину, достаточно добавить, что Макаров часто преподавал во время каникул, прекрасно зная, что в школе никого из посторонних, кроме дежурной, не было. А это значило, что у него было много времени для воплощения его извращённых фантазий и, соответственно, вышеупомянутый уровень ужаса возрастал вплоть до групповых половых актов.

Так что можно сказать, что "призы" бывали и мелкими, и крупными.

Дети, поступающие к Макарову в класс (мальчики), проходили долгий курс макаровских пристальных наблюдений: насколько отзывчив, хорошо ли воспитан, насколько талантлив и, конечно, насколько симпатичен ему самому.
Макаров "избирал" далеко не всех. На "избранников" тратилось больше усилий и много времени для выявления таланта.

Другими словами-Макаров уделял им гораздо больше творческого времени.
У таких мальчиков было больше уроков, и длились они гораздо дольше, чем у других.
Макаров вскоре возлагал на ученика большую ответсвенность: "Ты обязан здорово играть!" - просто и строго.

Естественно, любой десятилетний отзывчивый и хорошо воспитанный ребенок станет этому слушаться.
Да только потому, что непослушание пойдет наперекор его воспитанию (ведь учителей надо слушать и уважать!)

Одновременно с огромной ответственностью, на мальчика возлагалось дополнительное давление самого Макарова, целью которого было держать ребенка в постоянном страхе.
Страх перед плохой подготовкой к уроку, перед плохим выступлением, перед возможностью раскрытия "нашей общей тайны", соответственно страх перед самим Макаровым.
Никто и никогда не знал хорошим будет урок или нет. Будет ли Макаров на тебя орать или нет? Побъет или нет?

Как ни готовься, все-равно не известно.... Макаров на уроках был непредсказуем.....

Напомним читателю, что Макаров умел показать себя импульсивным, требовательным и не терпевшим халтуры, педагогом. И все его крики, хлопанье дверью и погони за учениками по школе с нотами в руках,  воспринимались всеми как обычное поведение выдающегося педагога.

Страх ученика особенно возрастал, когда шла подготовка к концертам или конкурсам. Во время таких подготовок, Макаров никогда не упускал возможности лишний раз надавить на ученика, унизить, опозорив его перед сверстниками и другими учениками. Когда ученик играл произведение в присутствии других учеников, Макаров ругал его лентяем, недоделком и т.п. А после крика: "Вышли все вон из класса!", и оставшись с учеником наедине, были побои и ругание перерастало в мат.

Ученик постоянно чувствует какую-то вину: "Что же я не так сделал? Надо выучить то-то и то-то к следующему уроку." Как может десятилетний ученик не дрожать от страха перед таким великим "авторитетом", которого он уважает?

Давление часто принимало и обвинительный характер, когда Макаров говорил ученику: "Так как ты играют последние говнюки, а не мои ученики! С таким уровнем своей игры будешь сидеть всю свою жизнь в заднице! Ты же меня подставляешь на эстраде, дурак ты набитый!" А потом обычно шли побои. Руками, ногами... что под руку попадет.

А иногда вместо брани и побоев, запуганного до смерти ученика он вдруг обнимал и начинал целовать. 
Ученик в страхе (и возрасте 10-13 лет) про себя думал: "Это лучше, чем побои..."

Естественно, юный ум не в состоянии здраво оценить что с ним на самом деле проделывает его всеуважаемый учитель-профэссор! В страхе, запуганный, рад, что не бьют и все. Хуже если побьет-ведь потом нужно будет обьяснять родителям (еще и дома попадет) свою плохую подготовку к уроку из-за своей "страшной безответственности", которую Макаров ученику же и внедрил!

Макаров проводил "промывание мозгов" ученика по формуле фашистских конц-лагерей:
Скажи человеку, что он дурак один раз, и он не поверит. Скажи человеку, что он дурак 10000 раз и человек поверит.

А с детьми такая формула творит чудеса...
"Лучше позволить ему делать то,что он хочет-так тише и не так больно.
И он об этом не скажет, и я не скажу, а то вообще кошмар какой скандал будет.... ой что будет!... позор... - в школе на меня все будут говорить "голубой мальчик"..., а родители что скажут, а друзья?!...
А тем временем Макаров переставал целовать и расстегивал ширинку... Но мы забегаем на перёд.
Вышеописанная ситуация возникла не с пустого места -это всё -результат "подготовки".
Без этой подготовки таких ситуаций быть не могло. Подготовка Процесс подготовки проходил очень долго, почти с самых первых уроков - с наблюдений.

Мы слегка затронули эту тему выше и теперь рассмотрим некоторые детали.
Макаров начинал с изучение психологии ученика, чтобы знать наверняка будет ли молчать ученик или нет. Кстати, Макаров изучал психологию на протяжении 15 лет (его собственные слова). но, якобы, для педагогики.
Ученик подавал надежды в учебе, концертных выступлениях (а они у всех вначале успешные).
Сначала все было хорошо: Родители в это время души не чаят в своем ребенке, а Макаров для них становится великим кумиром и человеком, дающим их ребенку дорогу в светлое музыкальное будущее.

Их мальчик играет в концертах, а позже играет с оркестрами, его знают много людей, уважают самих родителей и т.д.
В общении с родителями у Макарова своя тактика - умный, деловой и простой - с отцами, и заботливый, обаятельный - с матерями.

У всех числится на хорошем счету, настоящий профессионал. Юный ученик, начинающий свою концертную деятельность, тоже чувствует себя особенным, за что и безмерно уважает своего учителя.

Так Макаров "строил" свой внешний социальный имидж.
Поэтому и слыл хорошим и обаятельным человеком и профессионалом.
Он даже не раз говорил ученику: "Я тебя очень уважаю как профессионала".
Услышать такое от выдающегося педагога, согласитесь, очень лестно любому подростку. Он прекрасно знает, что такие слова слышат только очень хорошие ученики.
Вот так формировались хорошие отношения между учеником, учителем и родителями.
Но потом, дождавшись нужного времении (не забывайте, что ребенок находится под пристальным наблюдением) , Макаров начинал следующий процесс - подавление формирующейся (на ранних порах) личности ученика.

Этот процесс можно очень легко произвести с любым ребенком, держа его под жёстким контролем и постоянно в чем-то обвиняя.
Таким образом из ученика-личности получалась марионетка, которую можно дергать за ниточки как угодно кукловоду.
Ученик не имел возможности выражать свои мысли - Макаров обязательно обзовет его идиотом при всех. А если ребенок в свой адрес постоянно слышит слова: дебил, болван, тупица и т.д., то он вскоре и сам замолкает, так как начинает верить в то, что он действительно тупица, совершенно неспособный мыслить. Замолкает с сильным чувством вины в своей попытке себя выразить.

Один только Макаров был "очень умным".
Все ученики без исключения обязаны были беспрекословно слушаться Макарова.
Он представлял себя всемогущим и его слово - закон
.


Проходит время....
Ученик начинает взрослеть. Он много работает, много выступает.
Макаров все чаще остается "недовольным" занятиями ученика.
Как уже упоминалось - никто никогда не знал хорошим будет урок или нет.

Каждый раз, ожидая своего урока за дверью, все ученики спрашивали друг у друга: "Ну как он сегодня? В хорошем настроении?".

Войдя в класс и проиграв пьесы, Макаров вдруг говорит двенадцатилетнему ученику:
- Тебе пора начинать играть как настоящему мужику, а не какому-то маленькому мальчику. Ты знаешь, я все еще продолжаю тебя уважать как профессионала, хотя ты этого и не заслуживаешь. И еще я тебя уважаю как друга... Да-да, как друга.

Ученик в заблуждении думает: "будет крик или побои? О чем это он? Друг? Было бы здорово...."
Но вот вопрос: - Ты уже встречаешься с девушками?-продолжает Макаров.
- Нет, - сказал краснеющий ученик.
- Не может быть, чтоб даже никакая девушка не нравилась! Нравится ведь кто-то или нет? - настаивал улыбаясь Макаров.
- Ну да, нравится..., - пролепетал ученик.
- Ты, конечно, понимаешь, что о моем вопросе нельзя никому говорить, да? - спросил Макаров.
- Да, - ляпнул ученик, совершенно ничего не понимая.
- Надо уметь хранить тайны, - продолжал Макаров, - это большой секрет всех выдающихся пианистов. Мы еще об этом будем говорить, но потом. Тебе нужно еще много работать и добиваться качества в твоей второсортной игре. Иди занимайся.

И на этом заканчивались первые попытки войти в доверие ученика.
Это-и попытка, и тест на испытание ученика:
если не проговорится-отлично, можно продолжать, а если проболтается кому-нибудь-это легко прикрыть, тем более в вопросе ничего преступного как-бы и нет.
Да и кто поверит глупому мальчишке?
Но пока, нужно дать мальчишке время и понаблюдать как он себя поведет.
Проходит еще время.
Через месяц вопрос о девушке повторяется, но теперь он заходит дальше:

- Ты уже с ней целовался?
- Да...
- Тебе понравилось?
- Да...

И опять -это очередная попытка и испытание. И опять ничего преступного...
Таким образом, медленно и с расчетом, Макаров узнает все больше и больше интимных деталей из личной жизни ученика.
А ученик, из-за своей совершенной жизненной неопытности, продолжает честно отвечать на все вопросы и посвящать Макарова в свою личную жизнь.
Ведь теперь Макаров - друг!

Проходит еще какое-то время.

Теперь Макаров с учеником обсуждают половой акт между мужчиной и женщиной: Макаров обучает своего ученика на будущее. Так надо.
И ученик этому верит.

Нужно отметить, что между этими вопросами всегда было какое-то время. Как раз в это время Макаров и давил на ученика больше обычного: Было много плохих уроков, но бывали и хорошие - для "балланса".
Но для ученика это было лишь временем усиленного страха перед Макаровым, а значит и усиленного подчинения.
В таких ситуациях ученик не думал о вопросах Макарова о девушке, так как постоянно "плохо" готовился к урокам.
Вопросы задавались на "хороших" уроках. И вот, спустя еще некоторое время, Макаров решается сам, физически подготовить ученика к будущей половой жизни с женщинами.

Все начинается с долгих уговариваний: "Тебе понравится, не бойся"... и т.д.
Если не получается уговорить, в ход идет сила.

Все начинается с невинных поцелуев.

Опять промежуток времени...

Макаров какое-то время не лезет к ученику и дает ему отвлечься от его сексуальных домоганий.
Но зато - сильно давит на него "плохой подготовкой" к урокам.

Опять хороший урок...

От поцелуев Макаров плавно переходит к другим, более экзотическим действиям.

Опять временный промежуток...

Опять все плохо (психология работает).

А от "экзотики" он перешел на самый открытый секс.
Теперь ему не нужно было испытывать своего ученика. Теперь он уверен, что ученик точно будет молчать.

Детали всех этих экзотических действий пусть додумывает сам читатель - фантазируй, не ошибёшся. Вот так Макаров "подготавливал" своих избранных учеников к своим больным фантазиям.
Родители же, доверившие Макарову свое дитя, все это время оставались в стороне и ничего не знали о тайне, заключенной между их мальчиком и Макаровым.
Да и подозревать как-бы не было повода. Все снаружи было хорошо: их сын-подросток играл концерты, учился у "великого" педагога и хорошо отличался от своих сверстников, большинство которых уходили в криминал.

Их ребенoк хранил тайну, оставаясь подающим надежды учеником Макаровa. Все выглядело абслолютно нормально.
Так казалось теперь даже ученику!

В конце 90 годов, Макаров с семьей иммигрировал в Австралию, взяв с собой на учёбу несколько своих избранных учеников и оставив множество таких же в Харькове.

Сейчас он отбывает срок заключения за педофилию в отношении нескольких учеников по многим эпизодам, в одной из австралийских тюрем.

Заключение: Самыми простыми словами следует сказать о его, извините.... пенисе...
Так как Макаров левша, то и мастурбировать он любил левой рукой.

Из-за этого его половой орган изогнут слегка влево. А о методе мастурбации скажем, что он любил держать его рукой сверху, а не снизу.
Пусть это прочтет его жена, слепо его защищающая на всех судах.

А может быть и не слепо, т.к. признав вину Макарова, и сознавшись в том, что она всё знала, или наверняка догадывалась(довольно часто свои больные фантазии М-в воплощал дома) она должна была бы также отвечать перед австралийским законом...

 

Виктор Львович Макаров пианист педагог

for e-mail: s.ivanov200@mail.ru